Комментарий к указанию Генерального прокурора Российской Федерации от 01.02.2016г. № 67/36

Указание Генерального прокурора Российской Федерации от 01.02.2016 г.
№ 67/36 «Об усилении прокурорского надзора за исполнением
требований законов при назначении и производстве судебно-
психиатрической экспертизы»

Указания Генерального прокурора Российской Федерации являются одним из видов организационно-распорядительных документов, которые Генеральный прокурор издает в пределах своих полномочий, предоставленных ему Федеральным законом от 17 января 1992 г. N 2202-I «О прокуратуре Российской Федерации» (ч. 1 ст. 17). Указания Генерального прокурора России обязательны для исполнения всеми прокурорами и организациями прокуратуры.

Далее при анализе данного указания (от 01.02.2016 г. № 67/36), целиком посвященного вопросам назначения и производства судебно-психиатрической экспертизы, будут рассмотрены те положения, которые имеют непосредственное отношение к деятельности государственных судебно-психиатрических экспертных учреждений (отделений).

В пункте 1.3. указания говорится о допустимости назначения судебно-психиатрической экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела (на этой стадии экспертизы назначаются дознавателями и следователями «в порядке доследственной проверки материалов» на основании ст. 144 УПК РФ.), но только при соблюдении определенных условий.

Во-первых, производство очных экспертиз возможно лишь в добровольном порядке, т.е. с согласия самого подэкспертного или его законного представителя. Принудительное назначение и проведение судебно­психиатрической экспертизы на основании ст. 144 УПК недопустимы. В соответствии со ст. 28 Федерального закона от 31.05.2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ», согласие подэкспертного должно быть письменным. В случаях, когда подэкспертный не достиг 16-летнего возраста или признан судом недееспособным, письменное согласие дается его законным представителем.

Во-вторых, судебно-психиатрическая экспертиза в порядке ст. 144 УПК не может назначаться для решения вопросов, перечисленных в ст. 196 УПК («Обязательное назначение судебной экспертизы»), поскольку:

— ст. 196 УПК предусматривает случаи, когда экспертизу можно назначать в принудительном порядке («Обязательное назначение судебной экспертизы» предполагает обязанность лица, в отношении которого она назначена, подвергнуться экспертным исследованиям. Уклонение потерпевшего от обязательной экспертизы влечет уголовную ответственность (ст. 308 УК РФ));

— ст. 196 УПК предусматривает случаи, когда экспертиза проводится в отношении лица, занимающего определенное процессуальное положение (подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего), тогда как в стадии возбуждения уголовного дела последнее условие невыполнимо. На этой стадии процесса еще нет подозреваемых, обвиняемых, свидетелей и потерпевших, они могут появиться лишь после того, как дело возбуждено.

В соответствии со ст. 196 УПК судебно-психиатрическая экспертиза может назначаться в обязательном порядке в случаях, если необходимо установить:

— характер и степень вреда, причиненного психическому здоровью потерпевшего (п. 2 ст. 196 УПК);

— психическое состояние подозреваемого, обвиняемого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве (п. 3 ст. 196 УПК);

— психическое состояние подозреваемого, обвиняемого в совершении в возрасте старше восемнадцати лет преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего возраста четырнадцати лет, для решения вопроса о наличии или отсутствии у него расстройства сексуального предпочтения (педофилии) (п. 3.1 ст. 196 УПК);

— психическое состояние подозреваемого, обвиняемого, когда имеются основания полагать, что он является больным наркоманией (п. 3.2 ст. 196 УПК);

— психическое состояние потерпевшего, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания (п. 4 ст. 196 УПК).

Назначение очной судебно-психиатрической экспертизы в порядке доследственной проверки материалов во всех перечисленных случаях недопустимо.

В пункте 1.4. указания отмечается, что выявление психического расстройства, лишающего лицо, деяние которого составляет предмет доследственной проверки, возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими не относится к тем обстоятельствам, которые могут повлиять на принятие решения о возбуждении уголовного дела или отказа от него. Вопросы вменяемости и применения принудительных мер медицинского характера (гл. 51 УПК) разрешаются только в ходе производства по уже возбужденному уголовному делу.

В данном фрагменте указания подразумеваются случаи, когда в ходе доследственной проверки материалов следователь с помощью судебно-психиатрической экспертизы выявляет психическое расстройство, исключающее вменяемость лица, деяние которого составляет предмет данной проверки. Затем это лицо признается невменяемым и направляется на принудительное лечение без возбуждения уголовного дела, поскольку, по мнению следователя, признаки преступления в деянии невменяемого отсутствуют, а, значит, возбуждать уголовное дело не нужно (В общественно опасном деянии невменяемого, хотя оно и предусмотрено уголовным законом, нет состава преступления (отсутствует его субъект). Между тем, согласно ч. 2 ст. 140 УПК, «основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления». Некоторые следователи и прокуроры делают из этого ошибочный вывод, будто при выявлении экспертным путем в порядке ст. 144 УПК психического расстройства, исключающего вменяемость, нет признаков преступления, а, значит, нет и оснований для возбуждения дела. Однако в деянии невменяемого «признаки преступления» все же есть. Например, признаки, относящиеся к объективной стороне преступления). Генеральный прокурор в своем указании от 01.02.2016 № 67/36 обратил внимание на недопустимость подобного рода действий.

Одновременно Генеральный прокурор признал допустимым проведение в порядке доследственной проверки материалов производства судебной экспертизы «в отношении заявителя либо очевидца, назначенной при наличии сомнений в способности по своему психическому состоянию к правильному восприятию событий и их отражению». По мнению Генерального прокурора, это «может служить важной гарантией обоснованности разрешения сообщения о преступлении в порядке ст. 145 УПК». Тем самым выводы экспертов о способности лица к адекватному восприятию окружающего и воспроизведению воспринятой им информации, признаны «важной гарантией» принятия правильного решения о том, возбуждать или не возбуждать уголовное дело по заявлению такого лица.

Таким образом, при необходимости выяснить способность к даче показаний в отношении «потенциального» потерпевшего (т.е. лица, которое будет признано потерпевшим в случае возбуждения уголовного дела), экспертизу на основании ст. 144 УПК проводить нельзя. Такая экспертиза, в силу требований п. 4 ст. 196 УПК, может проводиться только в отношении лица, уже признанного потерпевшим. В отношении «потенциального» свидетеля («очевидца» или «заявителя») экспертизу относительно способности «к правильному восприятию событий и их отражению» проводить в порядке доследственной проверки материалов можно.

Из пунктов 1.5. и 1.9. указания следует, что в случаях направления на стационарную экспертизу обвиняемого (подозреваемого), не содержащегося под стражей, ему и его защитнику должна быть предоставлена возможность изложить свое мнение по данному вопросу до того, как суд примет свое окончательное решения о помещении подэкспертного в стационар. Если же на судебное решение о стационировании подана апелляционная жалоба, то его действие приостанавливается (такое судебное решение не может исполняться). Указание Генерального прокурора в этой части опирается на закон (ч. 3 ст. 389.3, ч. 1 ст. 389.8 и ч. 1 ст. 391 УПК).

Из сказанного можно сделать вывод, что при назначении стационарной судебно-психиатрической экспертизы обвиняемого (подозреваемого), не содержащегося под стражей, руководитель судебно-психиатрического экспертного учреждения вправе поместить такое лицо в стационарное судебно-экспертное отделение только после того, как решение суда о стационировании вступило в законную силу (о чем в его тексте должна иметься соответствующая отметка). Данное правило распространяется на случаи назначения стационарной судебно-психиатрической экспертизы в отношении «бесстражного» обвиняемого (подозреваемого) как судом в стадии судебного разбирательства, так и следователем на предварительном следствии, поскольку в последнем случае решение о помещении подэкспертного в стационар принимает суд (ст. 203 УПК).

В пункте 1.7. указания содержится напоминание о том, что проводить судебно-психиатрическую экспертизу могут только те медицинские психиатрические организации, которые имеют лицензию на данный вид деятельности.

В пункте 1.8. говорится, что при необходимости установления у лица наркомании на основании п. 3.2 ст. 196 УПК необходимо назначать судебно-психиатрическую экспертизу, поскольку ст. 58 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны граждан в РФ», которая определяет виды медицинских судебных экспертиз, судебно-наркологическая экспертиза не предусмотрена.

Наконец, в пункте 1.10. разъясняется, что производство судебно­психиатрической экспертизы не может поручаться лицам, которые подлежат отводу по основаниям, указанным в ст. 70 УПК. Кроме того, в производстве судебно-психиатрической экспертизы не может участвовать врач, который до ее назначения оказывал подэкспертному медицинскую помощь (так называемый отвод лечащего врача пациента). Данное требование вытекает из взаимосвязанных норм, содержащихся в ст. ст. 61, 62, 70 УПК и ст. 18 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» от 31.05.2001 г. № 73-ФЗ.